abramshlimazl

Categories:

бидон и путин- два сапога пара. выборы в сша

Принципиальной проблемой выборного законодательства США является отсутствие общих федеральных правил, регламентирующих существенные процедурные детали.

Например, должностные лица, организующие непосредственно прием и подсчет голосов (аналог нашего УИК) назначаются местными органами власти и в большинстве штатов закон не запрещает им быть однопартийными. Так в Мичигане, Пенсильвании, Висконсине и Аризоне однопартийности на уровне УИК вообще ничто не препятствует. В Джорджии (это исключение) руководство УИК при расторопности партии меньшинства должно включать ее представителя, однако подсчет голосов осуществляется в основном не руководством, а нанятыми клерками. В «однопартийных» демократических графствах подавляющее большинство таких клерков естественно активные демократы (студенты, учителя). При этом именно они принимают решение о действительности или недействительности бюллетеня.

Также во многих штатах разрешено голосование по почте, эта непривычная для нас модель выглядит так: должностные лица заранее посылают по почте зарегистрированному избирателю пустой бюллетень, избиратель его заполняет, удостоверяет своей подписью и отсылает обратно, в УИК сверяют подпись и данные на почтовом штемпеле и приобщают бюллетень к остальным голосам. Важно отметить, что в большинстве штатов представители кандидатов имеют право собирать эти бюллетени и доставлять их в комиссию самостоятельно (соответственно, “неправильный” бюллетень можно выкинуть, испортить, можно предложить избирателю деньги без свидетелей и т. п.).

Отдельной проблемой является наблюдение за выборами. В некоторых штатах наличие наблюдателей вообще не гарантировано. А во многих прописано настолько плохо, что уничтожает смысл наблюдения, превращая его в аналог Белоруссии или некоторых российских регионов, где наблюдателей сгоняют в угол, и собственно процесс сортировки и подсчета бюллетеней они не видят. Именно это имело место в Филадельфии, кадры из которой, как наблюдатели смотрят за подсчетом в подзорную трубу из-за решетки на большом расстоянии, стали символом этих выборов. Суд Пенсильвании отклонил соответствующий иск о непризнании выборов, при этом не отрицая (стр. 7, 13-14 решения суда), что наблюдателей держали на расстоянии от 2 до 7 метров, ведь закон Пенсильвании требует всего лишь того, чтобы наблюдатели физически находились в здании комиссии.

Можно сказать, что выборное законодательства США строится на принципе: ты джентльмен и я джентльмен. Но когда одна сторона превращается из джентльменов, скажем, в коммунистов, то задуманная отцами-основателями система перестает функционировать.

Американские и российские поклонники демократической партии США обвиняют Трампа в том, что якобы он ставит под сомнение великую американскую демократию. США действительно великая страна (чью историю, впрочем, американские левые представляют как непрерывное варварство и насилие, характерно было заявление супруги Барака Обамы Мишель после его избрания на первый срок, что она «впервые в жизни горда за США»), но избирательная система США к достоинствам этой страны не относится. Наоборот, в западном мире, очевидно, она является худшей, если итоги выборов там могут считаться месяц и более, как в каком-нибудь Афганистане. Подчеркнем, речь сейчас не о судах, а о работе избирательных комиссий. Так, например, в 2020 г. в трети округов в палату представителей окончательный подсчет не был произведен даже через неделю после выборов. Представители Демократической партии оспаривали итоги выборов во Флориде в 2000 г. (от чего зависел исход выборов), а в 2004 г. в конгрессе они выступили против сертификации итогов президентских выборов в штате Огайо, точно также как сейчас группа республиканцев выступала против сертификации в ряде штатов. На выборах 2018 г. в 9-м округе Северной Каролины избирательная комиссия отказалась подводить итоги, обвинив победителя-республиканца в electoral fraud (сложно переводимый термин, нечто среднее между «фальсификациями» и «нарушениями»), это решение было поддержано и судом. В том же 2018 г. на выборах губернатора Джорджии кандидат демократов Стейси Абрамс отказалась признать поражение, не явилась на инаугурацию губернатора Брайана Кемпа и заявила о нарушениях — точно так же, как это сейчас делает Трамп. Скандальными были и выборы в сенат от Флориды в 2018 году, где 65 из 67 графств подвели итоги выборов на следующий день, но в двух, Палм-Бич и Бровард, как из рога изобилия, продолжали сыпаться десятки тысяч голосов за кандидата демократов. В итоге суд постановил прекратить подсчет, и Рик Скотт стал сенатором с перевесом всего в 0.2%. Руководству скандальных комиссий пришлось уйти в отставку. Прямо сейчас, в 2021 г., продолжается суд по 22-му округу Нью-Йорка, где республиканка Клаудиа Тенни лидирует с перевесом в 29 голосов, а во втором округе Айовы произошло еще смешнее — проигравшая республиканке Марианне Миллер-Микс 6 голосов Рита Харт подала даже не в суд (где ее перспективы были сомнительны), а в саму палату представителей с требованием самостоятельно подвести итоги выборов. Да-да, в США есть и такое право у конгресса, самостоятельно считать голоса (последний раз, правда, оно использовалось в 1985 г.). При этом Харт заявила, что были украдены тысячи голосов.

Ученые пишут о нарушениях на выборах в США давно — обращаем внимание на книгу Джона Форда и Ханса фон Спаковски 2012 г. “Who's Counting?: How Fraudsters and Bureaucrats Put Your Vote at Risk Paperback” и статью Пиппы Норрис 2016 г. “Why American Elections Are Flawed (and How to Fix Them)”. Можно лишь выразить сожаление, что Дональд Трамп, говоря о нарушениях на выборах еще в 2016 году, за первые два года президентства, когда он имел большинство в обеих палатах, не озаботился принятием федерального законодательства о защите прав избирателей.

Перечислим кратко основные особенности и новшества американских выборов президента-2020, а потом для наглядности смоделируем их применительно к выборам в России. В целом почву для этих новшеств Демпартия готовила давно, более 10 лет проводя через суды тех или иных штатов (обычно от лица ультралевой правозащитной организации ACLU при поддержке местных фракций демократов) различных “облегчающие” нормы: про необязательность ID-номера у избирателя, почтовое голосование и т. п., см. разбор этих инициатив на примере промежуточных выборов 2018 г. в Калифорнии. Итак:

  1. За несколько месяцев до выборов власти штатов Пенсильвания, Мичиган, Висконсин и Джорджия и органы местного самоуправления изменили процедуру верификации почтовых бюллетеней так, что теперь забраковать бюллетень стало сложнее. Напомним, что подавляющее большинство почтовых голосований — это избиратели Демпартии.
  2. Например, в Пенсильвании просто запретили браковать бюллетени в случае несовпадения подписи (хотя того требует закон).
  3. В Висконсине член УИК теперь может сам дозаполнить или исправить почтовые данные на бюллетене, если избиратель ошибся (ранее по закону такие бюллетени требовалось браковать).
  4. Хитрее было сделано в Джорджии, где раньше забраковывать почтовые бюллетени (например, из-за несовпадающей подписи или ошибок в оформлении конверта) могли члены УИК в одиночку, теперь же для такого решения требуется собрать комиссию из трех членов УИК, каждый из которых составляет свое письменное решение: формально устрожение, а на практике при большом количестве почтовых бюллетеней нет времени созывать такие комиссии, и сомнительные бюллетени просто принимаются как действительные. Как результат по Джорджии было забраковано неправдоподобно низкое число почтовых бюллетеней: 0.37% (чуть более 2 тыс.) вместо 6.42% на выборах 2016 г. Напомним, что отсев свыше 5% в 2020 отдавал бы победу Трампу.
  5. Широкая и бесконтрольная рассылка бюллетеней для почтового голосования. Если по закону посылать пустой бюллетень избирателю можно только по его запросу, то теперь в Мичигане бланки бюллетеней были разосланы вообще всем избирателям. В Пенсильвании УИКи накануне выборов (2 ноября) официально отчитались о рассылке 2 700 000 бюллетеней, а после выборов (4 ноября) из официальных данных следовало, что было разослано 3 100 000 почтовых бюллетеней (иск Техаса, п. 59). При этом было получено УИКами обратно и обработано 2 629 672 почтовых бюллетеней (подсчет по данным www.electionreturns.pa.gov). Если исходить из 2,7 млн бюллетеней, то возврат заполненных бюллетеней составит почти 100%, что мало реалистично. Но зато, если исходить из появившихся задним числом 3,1 млн бюллетеней, то возврат составляет 85%, что оказывается уже в пределах нормы. Из них около 51 000 конвертов было получено УИКами Пенсильвании буквально на следующий день после рассылки, а 58 000 вообще за день до рассылки пустых бюллетеней избирателям (иск Техаса, п. 57), эта темпоральная аномалия не была никак объяснена. При этом следует иметь в виду, что официально заявленный разрыв между кандидатом Байденом и кандидатом Трампом в Пенсильвании составил всего 81 600 голосов.
  6. Характерно, что на все требования республиканцев провести пересчет голосов с хотя бы выборочной сверкой подписей на сомнительных участках, местные власти ключевых штатов отвечали отказом: пересчитать пересчитаем, но без проверки подписей.
  7. Недопуск наблюдателей Трампа на некоторые участки или требование к ним находиться на расстоянии десятков метров от столов с подсчетом и сверкой подписей (предлог: меры предосторожности от ковид-19).
  8. Что касается электронная системы учета голосов Dominion Voting Systems, то в процессе подсчета голосов несколько раз обнаруживались компьютерные “сбои” или “потерянные флешки” с голосами преимущественно за Трампа. NB: какая-либо сильная аффилиация между разработчиками Dominion и Демпартией, видимо, не подтверждается (вопреки первоначальной информации), хотя начальник службы безопасности Dominion является, например, антифа-активистом и видным сетевым борцом с Трампом.

Основные из этих пунктов и ряд дополнительных деталей были сформулированы в иске Техаса (при поддержке 17 других штатов) к Пенсильвании, Мичигану, Висконсину и Джорджии. Русскоязычный обзор иска можно прочесть в блоге у Николая Блохина (1, 2). Иск не был принят Верховным судом США, т. е. отклонен без рассмотрения по существу, на формальном основании того, что Техас — это ненадлежащий заявитель.

Эту общую картину можно дополнить разнообразными частными кейсами, например, показаниями висконсинского водителя почтового грузовика о подвозе бюллетеней задним числом (см. иск Техаса), или же в Неваде журналист легко раздобыл 8 пустых почтовых бюллетеней (на чужие имена), поставил на них свою подпись и отправил по почте в УИК, бюллетени были без приняты и учтены в подсчете.

Юридически на сегодняшний день всё вышеперечисленное — эвристическое указание на фальсификацию результатов выборов, а не собственно доказательства, достаточные для отмены выборов (и тем более для отправки за решетку фальсификаторов). Но в условиях когда “deep state” в лице ФБР и судей саботирует полноценные расследования, мы вынуждены ограничиваться перечислением странностей и аномалий на прошедших выборах. Мы специально подчеркиваем этот факт, чтобы опровергнуть лукавый аргумент левых: мол, раз суды ничего не решили и никого не посадили, то и фальсификаций не было.

Итак, чтобы было понятнее, что произошло с выборами в ключевых штатах, перенесем ситуацию на российскую почву. Пусть это будут выборы президента России, возьмем, например, Пермь в качестве “колеблющегося штата”, и не забываем, что местные городские и муниципальные власти имеют решающее влияние на ход голосования. Тогда выборы в Перми могли бы проходить так:

  • За несколько месяцев до президентских выборов пермская мэрия меняет правила верификации личности голосующего. Теперь для получения бюллетеня на участке не обязательно показывать паспорт с местной пропиской, достаточно любого удостоверения личности: водительские права, читательский билет и т. п., да и вообще можно пополнять списки избирателей “на лету” прямо в день выборов. Это против федерального законодательства, но местные власти так решили, и никто не смог возразить.
  • Также на многих участках в избирательные комиссии и в состав наблюдателей не включаются сторонники одного из главных кандидатов, а в день выборов его наблюдателей на участках сажают в самый дальний угол за 10 м от столов с бюллетенями: потому что надо соблюдать распоряжение мэра о социальной дистанции при эпидемии covid-19.
  • Тем не менее этот пораженный в правах кандидат лидирует в течение дня, но ближе к вечеру на участках начинается небывалый наплыв надомных бюллетеней за его конкурента. Согласно итоговому подсчету бюллетеней по Перми победил конкурент, но при этом, например, в исправленном официальном протоколе на следующий день после выборов фигурирует число выданных бюллетеней для надомного голосования на 15% больше, чем было первоначально указано в протоколе в день выборов.
  • Данные с УИК собираются в электронную систему ГАС “Выборы”, протоколы работы ее закрыты, а ее руководители в предвыборный период не стесняясь агитировали за “выигравшего” кандидата и против “проигравшего”. При подсчете голосов несколько раз обнаруживается, что система “из-за технических сбоев” теряла пакеты голосов за “проигравшего” кандидата.
  • На требование “проигравшего” кандидата произвести пересчет голосов с проверкой записей в книгах списков избирателей (кто получал бюллетени и по каким документам) местные пермские власти отвечают жестким отказом. Официальная позиция мэрии: да, у нас была очень высокая явка, а лишние бюллетени — это приезжие работники предприятий непрерывного цикла (законом разрешено). Кроме того, десятки тысяч конвертов приходят почему-то в Пермь из республики Тува. Мэрия оправдывает это тем, что туда — на свежий воздух — решили перебраться многие жители культурной столицы Урала (правда сами жители не знают ни одной такой семьи).
  • “Проигравший” кандидат подает иски в суды, но суды отказываются рассматривать иски по существу, потому что ненадлежащий заявитель или нет состава преступления. Кто был наблюдателем на выборах и потом пытался подавать иски в российские суды по поводу подделанных протоколов УИК (как это делали, в частности, мы), тот знает, что именно с такими формулировками суды и отфутболивают подобные заявления.

 в США отсутствует единая федеральная база с данными по отдельным участкам (как у нас ГАС «Выборы»). Но сама ситуация, российский аналог которой описан выше, красноречива и доказательная. Много ли найдется в России людей, которые в моделированной выше пермской ситуации будут говорить, что твердых доказательств массовых фальсификаций в Перми все-таки нет, поэтому выборы надо считать честными?

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded