abramshlimazl

Categories:

новый год. 31 декабря и гадкие жиды

Григорианский календарь, используемый сегодня практически повсеместно, основан на древнеримском календаре. Но первоначально римский год начинался на мартовские иды, то есть на 15-й день этого месяца. Это был последний день года, когда должны были быть погашены долги, и день, когда оба консула начали свое годичное пребывание в должности.

Январские календы, то есть первое число этого месяца, стали первым днем римского года только в 153 году до н. э. В Римской Испании вспыхнуло восстание, и римский сенат спешно отправил на его подавление Квинта Фульвия Нобилиора. Для этого сенаторы решили назначить его консулом чуть раньше — 1 января. Эта дата так и осталась днем вступления консулов в должность, а так как годы назывались в честь правящих консулов, то с тех пор она стала первым днем года.

Это, однако, не превратило 31 декабря в последний день года, так как в то время в декабре было только 29 дней. Только когда Юлий Цезарь реформировал календарь в 45 году до н. э., к декабрю добавились два дня и появилось 31 декабря. Цезарь, однако, не дожил до этого: он был убит в марте 44 года до н. э., который стал первым годом с 31 декабря, годом, который римляне называли годом консульства Юлия Цезаря V и Марка Антония.

Вот как 31 декабря стало последним днем года, но почему его называют Сильвестром? Согласно древнему списку мучеников Католической церкви, Depositio episcoporum, составленному, по-видимому, в 336 году, Сильвестр I был замучен 31 декабря 335 года, и таким образом этот день стал его праздником. Впоследствии по всей Европе — во Франции, Германии, Австрии, Чехии, Венгрии, Польше и других странах — празднование Нового года стало известно как «Сильвестр».

 После эмансипации евреев, начавшейся в XVIII веке, и еврейского просвещения (Гаскала) XIX века европейские евреи все больше и больше интегрировались в христианские общества, в которых они жили.

Одной из сфер, которая оставалась запретной, несмотря на эмансипацию, были христианские праздники, которые даже светским евреям (хотя и не все) было запрещено отмечать. 

Это делало канун Нового года, Сильвестра, особенно привлекательным для быстро растущих в числе светских евреев Европы. Поскольку праздник был уже слабо связан с христианством, они могли праздновать его с небольшим чувством вины. К началу 20 века многие евреи восприняли этот праздник с большим энтузиазмом.

Не все, правда. «С болью в сердце мы должны наблюдать, как наши иудейские братья празднуют праздник Сильвестр, святой для христиан, в каждом городе, и празднуют его более активно, чем сами христиане. Все бары, кафе и прочие публичные заведения заполнены в канун Сильвестра евреями, которые едят, пьют и празднуют, не думая о том, какое преступление они совершают против своего народа, — с горечью писал анонимный автор в краковской еврейской газете «Мицпе» 8 января 1909 года.

В 1911 году варшавская еврейская газета «Хацфира» не без иронии сообщила, что «тот, кто не видел празднования Сильвестра в городском клубе Бердичева, не испытал еврейской радости в своей жизни. Старики и старухи, бритые и бородатые, молодые мужчины и женщины всех мастей заполняли залы, шум, безрассудство, суматоха заполняли пространство клуба. Еврейство победило в ту ночь. Клуб стал еврейским, карты стали еврейскими, и весь Сильвестров вечер стал еврейским».

Папа Сильвестр убивает дракона на римском Форуме и воскрешает его жертв

Корреспондент «Гаарец» в Вене Моше Онгерфельд сообщал 24 января 1926 года: «Самый веселый праздник здесь — 31 декабря, "Сильвестровая ночь", христианский Новый год. Здесь, в Вене, его называют "еврейским праздником", и большинство венских евреев не особо активно празднуют наш Новый год (Рош а-Шана). Каждый сидит в своем магазине и занимается своими делами, и у него нет времени посещать синагогу. Но в ночь на 31 декабря все по-другому. Карманы венских евреев тогда наполняются барышами, их сердца полны счастья. И самое главное, праздник жители города проводят не в молитвах, плаче и криках, а с веселой чашей вина в кафе и барах, под веселые звуки певцов, музыкантов и зажигательных танцев.

И в полночь с 31 декабря на 1 января, то есть с окончанием старого года и началом нового, во всех питейных домах ненадолго гаснет свет, и повсюду раздаются радостные крики "Prosit Neujahr", и тысячи рук обнимаются, и со всех сторон слышится звон поцелуев. И многие из взволнованных и счастливых здесь — сыновья Авраама, и не зря Новый год здесь называют «еврейским праздником», — писал он.

«В этот день улицы заполонили люди в костюмах, — продолжал Онгерфельд, — в центре города, возле старой монастырской "башни Стефана", которая возвышается на 130 метров, множество десятков тысяч венцев, в основном евреев, нетерпеливо ждут, когда часы пробьют 12, и когда раздается первый удар, площадь оглашает мощный крик десятков тысяч обывателей».

Примерно в это же время Сильвестр отправился в Палестину. В конце 1920-х и в 1930-х годах началась массовая иммиграция представителей мелкобуржуазных слоев из Европы, в основном из Польши и Германии, которые поселились в растущих городских центрах Палестины. Эти иммигранты привезли с собой своего любимого Сильвестра и начали праздновать его в своем новом доме.

Не все были довольны таким развитием событий. В декабре 1934 года раввинат Хайфы расклеил по городу листовки с призывом воздержаться от празднования «Сильвестра». В том же месяце Итамар Бен-Иегуда, сын Элиэзера, отца современного иврита», написал в защиту праздника в ежедневной газете «Доар Ха-Йом»: «И теперь мы с нетерпением ждем ночи "Сильвестра". Здесь возмущение велико. Празднование Нового года, как говорят, является общепринятой реальностью, поскольку мы ведем учет по месяцам христиан».

Бен-Иегуда продолжает, что из-за этого возмущения было отменено несколько вечеринок и балов, но предупреждает: «Я боюсь, что мы откусываем больше, чем можем прожевать. Мы не можем вводить такие жесткие ограничения для населения, особенно в Тель-Авиве, городе развлечений и удовольствий, городе туристов и бездельников».

На следующий год мэрия Тель-Авива объявила: «Муниципалитет считает своим долгом напомнить владельцам кафе, ресторанов и мест общественного развлечения в городе и в этом году о необходимости воздержаться от проведения публичных торжеств в ночь "Сильвестра". Этот обычай среди еврейской публики в еврейском городе наносит ущерб нашему национальному образу жизни, который складывается на земле отцов. Призыв распространяется и на широкую публику, часть которой — лишь немногие — отмечает этот праздник с разгулом и развратом в бурных дружеских вечеринках».

Эти призывы не остановили празднование Сильвестра, хотя, как сообщала газета «Давар» в январе 1936 года: «Ночь Сильвестра хорошо чувствовалась в Тель-Авиве и Яффо. В нескольких кафе ("Лоренц", "Савой") проводились специальные праздничные программы. В Тель-Авиве было много балов, все частные, в основном среди новых эмигрантов из Германии. До самого рассвета на улицах было автомобильное и пешеходное движение».

Празднества не ограничивались Тель-Авивом. В Иерусалиме тоже праздник отмечался весело, как сообщала «Доар Ха-Йом» в день Нового 1936 года: «Признаки "праздника" были видны у парикмахеров утром. Публика начала стричься и мыть голову. Ни в один другой день года парикмахеры Иерусалима не видели такого большого движения по утрам в будние дни. Во второй половине дня стало еще оживленнее. Маникюрши, косметологи и все, кто занимался косметикой, в последний день 1935 года значительно улучшили свои балансы. После этого на улице началось движение. Кинотеатры, конечно, были наполовину пусты. С другой стороны, толпы людей направлялись в отель "Кинг Дэвид", в кафе, прославлявшие Сильвестра, и даже в немецкий ресторан, который был полон. Конечно, англичане и немцы предпочитают встречать Новый год со своими семьями или на частном балу или в интимных группах, но и наши братья и сестры, дети Израилевы, выражали свое счастье по поводу окончания года публично и с волнением».

 нападки на праздник становились все более и более сосредоточенными на самом Сильвестре I, главным образом они основывались на обвинении его в антисемитизме.

Предполагаемые мощи Святого Сильвестра в аббатстве его имени в Нонантоле

«Сильвестр I, занимавший должность Папы с 314 по 335 год, — это тот, кто обратил сердце императора Константина к христианству и антисемитизму. Он подарил императору антисемитскую диатрибу, сокращенные разделы которой хранятся сейчас в Британском музее. Еврейские историки обнаружили, что положение евреев в Византийской империи ухудшилось из-за действий Сильвестра», — писал социалистический активист Ференц-Йозеф Ямбор в левой газете «Аль-Хамишмар» 30 декабря 1955 года.

На самом деле мы почти ничего не знаем о Сильвестре I, несмотря на то что он возглавлял Римскую церковь, возможно, в самые критические годы. Он вступил в должность сразу после того, как Константин Великий, первый христианский император, издал Миланский эдикт, объявив себя христианином и узаконив христианство. Именно во время пребывания Сильвестра в должности состоялся Первый Никейский собор, который по существу определил христианские догматы, установив Никейский Символ Веры.

Однако до нас не дошло никаких сведений о его жизни или деятельности, кроме тех лет, когда он находился на этом посту, и того дня, когда он принял мученическую смерть — 31 декабря. Его мученичество само по себе является загадкой, поскольку оно (если вообще имело место) произошло в то время, когда уже не было никаких гонений на христиан.

Что касается его предполагаемого антисемитизма, то нет никаких данных о его действиях или заявлениях против евреев. И хотя Константин действительно предпринял некоторые шаги против иудаизма и, можно сказать, был враждебен евреям, мы не знаем, какую роль в этом сыграл Сильвестр. Тем не менее, будучи христианским лидером 4 века, он, вероятно не питал к иудаизму особых симпатий.

Таким образом, год за годом светские израильтяне празднуют Сильвестра, и год за годом их критикуют за это религиозные израильтяне. Например, в коротком интервью, которое Эммануэль Розен взял у раввина Исраэля Меира Лау, впоследствии главного раввина Израиля, опубликованном в «Маариве» в первый день 1986 года, Розен спросил, почему раввинат Ашдода объявил, что он не будет выдавать сертификаты кашрута предприятиям, которые проводят празднования Сильвестра.

«Если бы это было действительно празднование нового гражданского года, я бы не подумал о том, чтобы не выдавать сертификаты кашрута кому-либо, кто организует вечеринку или мероприятие в этот день. Но слово "Сильвестр” меня беспокоит, — объяснил Лау Розену. — "Сильвестр был христианским священником, явным антисемитом, который умер 31 декабря. Зачем называть этот день Сильвестром?»

В последние годы атака на Сильвестра приняла новые зловещие обороты: 

мем, украшенный свастикой, циркулирует в Интернете каждый декабрь, по крайней мере с 2006 года, делая необоснованные заявления о епископе Рима и празднике, который носит его имя: «За мгновение до того, как вы отпразднуете Сильвестра, мы открыли для вас книги по истории: Сильвестр был христианским папой, который убил тысячи евреев пытками. В этот день христиане выходили праздновать и устраивали страшные погромы против евреев, мучая и убивая их. Они жгли наших отцов и матерей в кипящем масле... Они сажали евреев в бочки с гвоздями и катали их по холмам... Они сажали евреев на горячие угли, и евреи прыгали, пока не умирали (они называли это "танцующими печами"). Короче говоря, если бы вместо Сильвестра этот праздник назвали "Гитлером", вы бы его отмечали?» Похоже, что человек, придумавший это, не открыл ни одной книги по истории.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded