abramshlimazl

Categories:

зачем зеленский убивает экономику Украины?

В ближайшее время правительство планирует вбить осиновый кол в бездыханное тело украинской экономики, приняв закон "О труде". Делается все основательно, как при охоте на графа Дракулу. Отливаются серебряные пули, затачиваются колья, разливается по флаконам заговоренная вода. 

Задача поставлена достаточно простая: экономика не должна ожить, даже после прихода к власти вменяемого правительства. Как это практикуется в законодательных новациях последних месяцев, дорога "во ад" вымощена благими намерениями, точнее заботами о благе "маленького украинца". По задумке авторов законопроекта, его внедрение приведет к созданию новых рабочих мест (sic!!!), что также логично как рост рождаемости после повальной стерилизации населения.

Но в то время, как в Украине готовится "атака напалмом" на рынок труда, в мире происходят совершенно противоположные процессы. На данный момент базовым механизмом развития мировой экономики является "углубление разделения труда". Российский экономист Хазин для иллюстрации данной сентенции цитирует неназванного натурфилософа XVII века: "Как понять, какой из двух городов богаче, для этого достаточно посмотреть на количество профессий, которым владеют его жители. Чем больше профессий – тем богаче город".

Слуги народа"
Слуги народа"

Хорошая цитата, равно как и выводы самого Хазина: "Мы бы сегодня сказали – чем выше уровень разделения труда, тем выше производительность, тем больше прибавочный продукт".

К этому стоит добавить и упоминание классиков марксизма, согласно которым существует так называемый закон "неравномерного развития", когда чем позже та или иная страна стала на путь капиталистического уклада, тем она динамичнее развивается. От себя добавим, что этот закон действует с существенными оговорками: для Китая он вполне справедлив, а для Украины – нет. В Латинской Америке наблюдался смешанный эффект – вначале динамичные темпы развития, а затем – резкое замедление.

Причина такой избирательности заключается по версии Хазина в способности той или иной страны создать свою "технологическую зону" и максимально структурировать разделение труда на национальном рынке человеческого капитала. Если страна создает свою технологическую зону, как это сделал Китай, она фактически стартует с того технологического уровня, на котором уже находятся развитые экономики. Поднебесная это сделала в 90-х года прошлого столетия, впитав как губка все инновационные достижения западного мира. При этом, начиная с "чистого листа", такая страна обладает более значительной потенциальной глубиной разделения труда по сравнению с другими странами, которые в этом аспекте развития уже достигли максимальной планки предельной эффективности труда и находятся либо на максимуме, либо в фазе снижения предельной отдачи.

Страны же, которые не могут создать структурированные внутренние системы разделения труда, ограничены в диапазоне развития емкостью внутреннего рынка. По мере его насыщения, они теряют темп экономического развития. Отсутствие собственных технологических зон заставляет их для поддержания необходимых темпов экономического роста усиливать импорт оборудования и новых технологий, то есть ухудшать отрицательное сальдо счета текущих операций и выводить капитальные инвестиции за рубеж, которые могли быть в противном случае потрачены внутри страны.

Что же нужно сделать для создания своей "технологической зоны"? Тут может отчасти пригодиться пример Польши, так как модель Китая в наших условиях практически не реализуема. Польша еще 10-15 лет назад практически не была представлена в сегменте выпуска инновационной продукции. В 2010 году, согласно Европейского инновационного индекса Европейского инновационного табло (ЕIТ), Украина и Польша находились в четвертой (последней) группе по уровню развития инноваций. Сейчас Польша значительно модернизировала свою технологическую систему.   

В ближайшие годы Украина может создать свой технологический цикл, применив уже опробованный алгоритм: создание кластерных зон-драйверов экономического развития, определение нескольких ключевых точек роста на стыке наиболее капитализируемых отраслей экономики, формирование эффективных и безопасных окон входа для инвесторов.

 Максимальный рост возможен, если Украина создаст в течение ближайший десяти лет свою "технологическую зону" и любой ценой сохранит глубину национального рынка человеческого капитала. В Украине есть база для создания новых технологических парков в формате слияния научного, образовательного и производственного потенциалов, особенно в таких городах как Киев, Днепр, Харьков, Львов, Одесса, которые могут стать настоящими "чартерными городами" опережающего экономического развития. Именно тогда у нас и возникнет шанс стартовать "с той позиции", к которой медленно подойдут развитые экономики. Повторимся, ключевая задача государства на ближайшие пять лет – это сохранить потенциальную глубину разделения труда на внутреннем рынке.

 То есть основные направления реформ – это увеличение государственных инвестиций в человеческий капитал: медицина, образование и наука. А также создание максимально выгодных для инвесторов точек входа, включая механизмы кластерного, зонального развития, где инвесторы заинтересованы вкладывать свою избыточную ликвидность не в украинский чернозем, а в создание новых средств производства. Базовая стратегия – это развитие человеческого капитала и создание удобной платформы для инвестиций, а вопросами динамичного роста займется уже не правительство, а бизнес. Почему у нас может получиться? Мир находится в точке достижения предельной отдачи капитала и кризиса рынков сбыта, так как продукция старого технологического капитала уже не находит адекватный уровень спроса, хоть выпускай новый модели айфонов каждый месяц.

 Украина – единственная европейская страна с высоким уровнем развития человеческого капитала и возможностью углубления внутреннего разделения труда, которая пока ни разу не попыталась создать свою технологическую зону.

В этом плане прав нобелевский лауреат и представитель Стокгольмской школы экономики Гуннар Мюрдаль, который считал, что главная проблема развивающейся экономики – это не создание новых рабочих мест, а преодоление трудовой бедности, когда низкие трудовые доходы демотивируют наемных работников и снижают перспективы их развития, в частности в контексте роста производительности. Как следствие – глубокая социальная фрустрация.

Трудовая бедность – одна из проблем украинской экономики. Не проблема найти работу на 5-7 тысяч гривен, проблема прожить на эти деньги. Изменить ситуацию может поиск действенных механизмов преодоления бедности тех, кто работает и частично лишен права на субсидиарную поддержку со стороны государства. Механическое снижение налогов на труд не приведет к требуемому результату, как не увеличило зарплатную ведомость снижение ЕСВ почти в два раза несколько лет назад: работодатели просто положили эту экономию себе в карман. Высокий уровень зарплат – это проекция высокого уровня добавочной стоимости в конечном продукте, то есть необходимо структурирование не только рынка труда в виде многообразия профессий, но и структурные экономические реформы в части расширения удельного веса сложных товаров с возрастающей отдачей. Нужны государственные инвестиции в социальный капитал, в частности в медицину, образование, науку, инфраструктуру. Именно на базе модернизированного социального капитала бизнес сможет добиться роста совокупного выпуска. Капитализация трудовых ресурсов на фоне адекватного роста инвестиций в основной капитал является основной предпосылкой активации модели опережающего роста экономики в целом.

Вместо этого Украине навязывают упрощенный вариант трудового законодательства с дискриминацией наемного работника и доминированием работодателя. Но если в США модель индивидуального трудового контракта базируется на высоком уровне оплаты труда (люди готовы терпеть), высокой конкуренции (переизбыток трудовых ресурсов за счет миграции) и частично компенсируется механизмом сдерживаний-противовесов (профсоюзы, эффективная судебная система на прецедентном праве, защищающая наемных работников от дискриминационных практик), то в Украине весь этот базовый набор факторов отсутствует.

Начнем с трудовой бедности – если за 5-7 тысяч гривен к тебе будут еще и относиться как к крепостному, которого в любой момент можно выгнать на улицу, то желающих работать больше не станет. Добавим сюда отсутствие профсоюзов как независимых институций и "ручные суды" и увидим, что "совковый" трудовой кодекс являлся по сути единственных механизмом защиты трудовых прав наемного работника в Украине. Да, механизмом больше формальным, но на него хотя бы "оглядывался" работодатель и принимали во внимание украинские суды.

Демонтаж последнего "редута" обороны трудовых прав приведет к эффекту "вымывания середины", когда в стране останется лишь низкоквалифицированный персонал, а все востребованные на рынке работники мигрируют за рубеж. Если твое правительство дискриминирует рынок труда – помаши платочком уходящему в западном направлении поезду "Киев - Перемышль".

Страна, которая готовится к экономическому прыжку или выходит из кризиса, должна наоборот создавать максимально удобные для трудовых ресурсов условия. На фоне Великой депрессии в США по инициативе президента Рузвельта был принят Национальный Закон о трудовых отношениях 1935 года (или Закон Вагнера), который гарантировал право наёмных работников создавать профсоюзы, заключать коллективные договора и применять для защиты своих прав забастовки. В соответствие с законом был учрежден Национальный совет по трудовым отношениям для защиты прав наемных работников.

В чем же причина того, что Украине навязывается совершенно иной формат регулирования рынка труда? 

Ответ достаточно прост: близится экономический кризис, если не мировой, то внутренний, рукотворный. Политика правительства отсекает целые отрасли от минимальной точки безубыточности, делая их планово убыточными. Вслед за машиностроением, авиа-, судо- и ракетостроением, химической промышленностью, "на слом" может отправиться и металлургия. 

Нужно будет сокращать наемных работников, быстро и дешево. А на смену старым заводам придет формат мексиканских "макиладора" в виде промышленного пояса вдоль мексиканско-американской границы, где не действовали ни правовые механизмы защиты прав наемных работников, ни минимальные нормы охраны труда. Именно такие "макиладора", сборочные и различные вредные производства с численностью штатных работников в несколько сот человек, и могут появиться в Украине в ближайшее время, утилизируя остатки трудовых ресурсов, которым не посчастливиться уехать. "Осиновый кол" в виде нового закона "О труде", заточен на славу. 

Алексей Кущ

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded