Categories:

Лютер “О евреях и их лжи” (1543 г.):

предисловие, которое Лютер написал к своему знаменитому сочинению “О евреях и их лжи” (1543 г.):

Я решил было не писать больше ни о евреях, ни против них. Однако мне стало известно, что эти несчастные и погибшие [люди] не перестают соблазнять нас, христиан, побуждая присоединиться к своей общине,

В трактате содержится особый фрагмент – набор практических рекомендаций, как преодолеть ту опасность, которую представляют собой евреи для верующих христиан

Во-первых, следует сжигать их синагоги, а то, что не сгорит, засыпать горами праха, чтобы никто вовеки не смог найти там ни камня, ни углей. 

 дабы узрел Бог, что мы христиане, и что мы не потерпим лжи, проклятий и публичного глумления над сыном Его, и Его общиной. [...]

Во-вторых, жилища их тоже следует сломать и разрушить. Ведь там они поступают так же, как и в своих молитвенных домах. Поэтому надо собрать евреев под одной крышей или в хлеву, как принято поступать с цыганами, чтобы они знали, что они не господа в нашей стране, как они мнят о себе, а жалкие и порабощенные изгнанники, как они сами непрестанно вопиют и жалуются на нас пред Богом.

В-третьих, нужно отнять у них все молитвенники и талмуды, по которым они учатся своему идолопоклонству, лжи, проклятиям и поношениям.

В-четвертых, ныне и присно нужно запретить их раввинам обучать [других], а преступивший это повинен смерти. Ибо они используют свою должность, связав горемычных евреев властью стиха из Второзакония [17:11 и далее], где говорится: “По закону, которому научат они тебя, и по определению, какое они скажут тебе, поступи”. И кто нарушит слово их – повинен смерти, и Моисей ясно говорит [там же]: “По закону, которому научат они тебя [...] поступи”. Этими словами злоупотребляют злодеи сии, используя послушание этого несчастного народа по склонности сердца своего против слова Господня, и поят их ядом и желчью, проклятием и поношениями. [...]

В-пятых, потребно полностью упразднить охранные грамоты, находящиеся у евреев, и право передвигаться по дорогам. Ибо нечего им делать на дорогах, раз они не дворяне, не чиновники, не торговцы и проч. Пусть сидят дома. Я слышал, что живет в наши дни один богатый еврей, который разъезжает по дорогам в карете, запряженной дюжиной лошадей, и что он сосет кровь из князей, дворян и всех жителей этой страны. [...]

В-шестых, должно запретить им лихоимство и отобрать у них все наличные деньги и все драгоценности, и сдать их на хранение, и вот почему: все свое достояние они украли и награбили у нас посредством своего лихоимства, ибо нет у них другого заработка. Эти деньги следует использовать исключительно на нужды тех евреев, которые бы поистине крестились; пусть дают им [кому] по сто флоринов, [кому] две или три [сотни?] гульденов – сообразно положению каждого, чтобы могли они для начала пропитать своих жен и детей или помогать дряхлым и немощным: ведь богатство, собранное таким зловредным путем, проклято, разве что, по благословению Божиему, используют его для благой и необходимой цели [...]

В-седьмых, нужно раздать молодым и здоровым евреям и еврейкам цепы, топоры, мотыги, лопаты, прялки, чтобы они в поте лица своего зарабатывали хлеб свой, как это заповедано сыновьям Адама. Ибо не пристало, чтобы они порабощали нас, проклятых гоев, в поте лица нашего, а они, дети святых, ели бы плоды трудов наших, лежа у горячей печи, в праздности, беззаботности и торжестве.

[...]я твердо убежден: если мы хотим остаться чисты от мерзостей евреев и не быть им сообщниками, то должны отделиться от них и изгнать их из нашей страны. Возможно, им придет в голову [вернуться] на свою родину  Это разумный и добрый совет, который пойдет на пользу обеим сторонам [...] Будь у меня власть над евреями, какая есть у наших князей и городов, я постарался бы тогда плотно заткнуть им глотки, извергающие ложь.35

даже такой гуманист, как Эразм, мог утверждать, что нельзя полагаться на евреев, даже если они крестились. 

Эразм всегда требовал свободы мысли и слова – и в то же время превозносил Францию, как “чистый цветок христианства, так как она одна не поражена безбожниками, богемскими еретиками, евреями и полуевреями-выкрестами”.

Каждого, кто не соглашался с его взглядами, Эразм без колебаний объявлял евреем. “Ах, если бы церковь прекратила придавать Библии (Ветхому Завету) столь большое значение!” – заметил он однажды. По его словам “это – книга теней, данная нам на время (pro tempore), лишь до прихода Мессии [Христа]”.37

1540 г. в Германии.. В том году евреев города Титтингена по прошествии пасхальных торжеств обвинили в убийстве христианского мальчика по имени Михаил Пизенхартер (Michael Pisenharter). Оба еврейских защитника обвиняемых ссылались на “анонимное христианское мнение”, датируемое 1529 г., согласно которому кровавые наветы – это клевета, что они не основаны на фактах, а порождены завистью и корыстолюбием. 

По этому вопросу главный противник Лютера Иоганн Экк опубликовал полемическое сочинение под названием “Против еврейской книжонки” (Eins Judenbuechlins Verlegung; 1541), в которой в самой грубой форме обвинил лютеран в поддержке еврейской точки зрения. 

Речь у Экка идет об Андреасе Осиандере (Andreas Osiander; 1498–1552), нюрнбергском вожде Реформации, написавшем в 1529 г. брошюру “Верно ли и может ли быть, что евреи тайно душат детей христиан и используют их кровь?”

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded