abramshlimazl

Categories:

как страшно жить нарасии

Фокус-группа №3
Г. Гусь-Хрустальный, 23 марта

Модератор: для начала представимся, а потом перейдем к нашим вопросам. Назовите ваш возраст, профессию, кто где работает? Чем занимаетесь, увлекаетесь в свободное от работы время?
Раиса: мне 35, занимаюсь в свободное время детьми, работаю продавщицей. ТВ смотрю, интернет.
Ирина: мне 51 год, домохозяйка, внуками занимаюсь, вместе ездим на соревнования, занимаюсь спортом, спорт моя жизнь.
Валерий: 50 лет, пенсионер военный, женат, занимаюсь огородом, ранее в правоохранительных органах.
Татьяна: мне 40 лет, замужем, двое детей, среднее специальное образование, обслуживающий персонал.
Алексей: я водитель, на фуре работаю, 35 лет. Гараж, машины — вот такие увлечения.
Данил: 35 лет, разведен, сварщик. Среднее специальное образование, занимаюсь всем по немножко.
Галина: 36 лет, все свободное время занимаюсь ребенком, танцами, работаю в охране.
Оксана: мне 45 лет, я повар, в разводе.
Олег: 37 лет, среднее специальное, работаю в охране, рыбалка, лыжи.
Александр: 39 лет, само занятость, двое детей, женат.


Модератор: всем спасибо, теперь ближе к нашим вопроса, в 2021 году будут выборы в Думу, есть ли у вас уже представление, за кого будете голосовать, может быть просто планируете?


Ирина: если я доживу, то вообще ни за кого не пойду голосовать, если честно. Всех вычеркну. Испорчу. Мне вообще не нравится политика всех наших партий. Говорят одно, делают другое, мы помогаем всем кому угодно, Сирии, другим, но только не своей стране. Мы живем на грани нищеты. В странах третьего мира люди так не живут, как мы. За одно ЖКХ их можно всех вышвырнуть, потому что это не выносимо. Задавили все, говорят, что для нас будут что-то делать, но ничего, ничего. Пенсионеры живут на грани нищеты, две трети пенсии уходит на коммуналку, треть на пропитание. На последние выборы я даже ходила, за ЛДПР голосовала.
Валерий: я бы голосовал за Единую Россию. Других партий нет. Это основная партия.
Татьяна: я если пойду, то против всех проголосую. Или испорчу, у нас голосовать не за кого. Ничего не выполнено, ни одна партия. На последних за Единую Россию голосовала, там кандидаты были получше. Но в итоге ничего не сделано.
Алексей: не ходил и не пойду, все воруют, какой смысл? Все одно и тоже, все воры. За Жириновского один раз проголосовал. Больше никогда не пойду.
Данил: не голосовал, не вижу смысла. За кого ни голосуй… как сказал Марк Твен, не важно, кто за кого, важно, как посчитают голоса. Выберут тех, кого надо. Каждая партия за себя только думают, все показухой занимаются. Довели народ до грани.
Галина: если пойду, то однозначно против Единой, за ЛДПР наверно. Жириновский мне нравится. Может, если бы они были у власти, что-то было бы лучше.
Оксана: Я ходила, голосовала, за ЛДПР, но все на личных договоренностей, все бессмысленно. Всех задавят. У нас тут Орлову губернатора убрали, новому кандидату реально не дали работать, Сепягина, не дали полномочий. Он вроде хочет, но руки у него связаны. Все тут связано, завязано. Какой смысл голосовать?
Олег: я не пойду, раньше голосовал за Единую, но все только хуже становится. Одни обещания, ничего, ни рабочих мест, никакие обещания никто не выполняются, все одно и тоже.
Александр: нет, не ходил и не решил еще, если пойду, то сам себя выдвину и проголосую.
Раиса: за ЛДПР, Единую надо вообще убирать, пока они у власти, мы будем жить в нищете, а ЛДПР поют красиво. А Единая Россия ничего не даст сделать, пока будет Путин, ничего не будет хорошего.
Модератор: а какой партии сегодня не хватает? И Какие партии явно лишние? Каких не должно быть?
Все: честной, народной партии не хватает. Чтобы издавали, принимались законы единым народным голосованием. А лучше сделать как в Китае, не справился с полномочиями – пулю в лоб.
Алексей: народной партии не хватает.
Татьяна: честная, таких нет сегодня. Чтобы партия была из простых людей. которые на заводах поработали.
Оксана: Но когда человек с завода попадает в эти жернова, они сразу начинают воровать и карманы набивать. Нет, в партию должны попадать специально обученные люди, с соответствующим образованием. Юридически грамотные. Нельзя кухарку поставит править народом. А вот аграрий наш, зачем он лезет управлять народом? Он должен быть профессионалом. Сейчас вообще этого нет, что хотят, то и делают, и ничего не объясняют людям. Списывают какие-то долги, тратят бюджет непонятно на что. На кой хрен мы Сирии списываем долги, если детям до 3-х лет нашим пособие по 50 рублей в месяц платим? Они должны к нам прислушиваться, и хотя бы нам объяснять, почему они это так сделали? Нам не надо говорить, что делаем так, потому что так правильно. Это всегда будет бунт. Нужно иметь диалог с людьми, объяснять народу. Может они правильно сделали, но ничего не объяснили. Но ведь это не у них нет денег, а у меня забрали последние 100 рублей.

Модератор: А Какие лишние партии?
Все: все плохие, все. Всех надо убирать, нет достойных. И законодательство надо менять. Они сидят, их 450 человек, у них зарплата 800 тыс. рублей, а они сидят и размышляют, хватит ли нам 20 тыс.? Надо чтобы от области каждой шли люди в Думу, чтобы понимали, как мы тут живем. Среди нас простых людей тоже есть люди грамотные. Это партия из разных людей должна быть, и чтобы зарплата у них была такая же, как у нас, обычных людей.
Модератор: как вы думаете, в России должна быть парламентская республика или президентская?
Мужчина: парламентская. Народная.
Все одновременно говорят: народная.
Ирина: я вот вообще родом из СССР, и как бы не ругали то время, это не была эпоха застоя, у всех была работа, образование, медицина бесплатная.
Мужчина: из нас делают стадо, потому что нами тогда легко управлять. С образованием у нас вообще беда. У кого деньги есть, они отправляют детей за границу.
Галина: я думаю, что президентская. Один человек должен решать. А в парламенте всегда миллион мнений.
Оксана: у нас Россия всегда была монархическим государством. И это для управления нашей страной лучше, конечно. надо смотреть в историю. Но рыба тухнет с головы, с другой стороны. Надо выбирать нормального президента.
Мужчина: я вот так же думаю, надо одного человека выбирать, чтобы споров не было. Но он должен прислушиваться ко всем мнениям. Но принимать потом решение свое.
Модератор: в 2024 году будут выборы президента. Предположим, что Путину будет позволено выдвинуть свою кандидатуру еще на срок. Вы за него проголосуете?
Все: нет.

Модератор: есть хоть кто-то, кто за него проголосует?
Все: единогласно. Только если он будет один единственный, тогда за кого?
Модератор: хорошо, а почему нет? Почему не проголосуете за Путина?
Раиса: вот смотрите, он у нас такой хороший президент, Сирии долги прощает, а у нас дети умирают, болезни, лекарства сумасшедшие, ему разве есть дело? Люди деньги по ТВ собирают на наших детей. А потом по 5 каналу показывают, как сирийского мальчика бесплатно привезли. В центре операцию сделали. И по ТВ потом об этом все говорят, пиарят. А наши дети разве хуже? Но мы всем прощаем.
Женщина: у нас богатейшая страна в мире, у нас газ, нефть, золото. А стоимость бензина – это что-то… почему? Налоги. Газификация, где? Сбербанк дает ссуды за границей 2,5% годовых! И наша ипотека. Это же кабала! И мы ругаем СССР. Мы жили там замечательно. У нас была надежда на будущее. Я не знаю, как сейчас выживают молодые семьи? У нас в городе много аварийного фонда, а новые дома ведь у нас не строят, нет денег.
Татьяна: Путин ничего не сделал, с каждым годом становится все хуже. Бабушка моя говорит, на Путина Сталина нет.
Алексей: я бы не стал, я и не голосовал за него.
Галина: да даже потому что налоги растут, доходы населения падают, цены заоблачные. Только за одно то, что он обещал, что пенсионный возраст не повысят, а повысил. Обманул. У нас молодежи работать негде. А тут еще и пенсионеры. Молодежь ездит в Москву, это же вообще отдельное государство у нас. Такая канитель, дорога. А здесь вообще работы нет. Ну давайте, откройте заводы, верните людям рабочие места, и тогда повышайте! У нас ведь завод хрусталя какой был, стекловолокна, он вообще такой был единственный. Работал на оборонку, нити эти для космоса делал. Сейчас его стерли с лица земли. А мы где? В полной…
Оксана: я не вижу лидера, мы ему доверяли, верили. Потом мы его не доверяли уже, но он сам себе доверял и верил. А сейчас, мне кажется, он даже сам себе не верит, и мы уже все не верим.

Модератор: а в чем это выражается?
Оксана: человек стал совсем удаляться от народа. Он стал прятаться от людей. Раньше ведь, помните, он в народ выходил, общался, здоровался. А сейчас уже этого нет. А сейчас это уже заметно, последних пару лет, все время за охраной прячется.
Мужчина: он боится.
Модератор: есть мнение, что могут создать Государственный орган, Госсовет, который он возглавит, и будет дальше править, руководить страной. Такой вариант вообще возможен?
Все: конечно, возможен.
Женщина: конечно, они уже там все определили. Я вообще думаю, что он не сам правит государством. Он марионетка в чужих руках. В чьих? Мне непонятно, это никому не известно. Есть некая группа, которая руководит, мы их и не знаем. И он ими поставлен, они ему говорят, что ему делать. его оставят в том или ином виде.
Раиса: 100%, ему делают рекламу.
Мужчина: почему бы и нет?
Олег: абсолютно, его не уберут.
Алексей: легко, возможно.
Модератор: а допустим, все-таки он в 2024 году уйдет с должности и не будет выдвигать свою кандидатуру. И не создадут такой Госсовет. Это будет хорошо или плохо для страны?
Все: шумят, спорят, кто как… неизвестно.
Женщина: хуже уже не будет.
Мужчина: хотя с этим руководителем может быть еще хуже. Могут еще более ухудшаться отношения с другими странами.
Оксана: я могу судить только по нашему губернатору, выбрали его от ЛДПР, нам дали такую возможность. А потому ему кислород и перекрыли. То есть может и найдется совсем другой кандидат, но дадут ли ему реально что-то делать, неизвестно.
Модератор: а что может быть хуже, чем сейчас?
Женщина: Будет. Сейчас мы всем все прощаем. Потом если кто-то новый придет, это все обрежут. И нас начнут давить.
Мужчина: я с вами не соглашусь, потому что это ничего не обрежется. Олигархи не дадут это сделать. У них там все деньги.
Женщина: здесь у нас идет производство оружия, оружие надо куда-то реализовывать. И война для кого-то — это отработанные деньги.
Мужчина: от нашего оружия уже отказываются, от наших вертолетов.
Мужчина: а откуда вы это знаете? Из интернета?
Александр: Мы все хаем Путина, а что он плохого сделал? У каждого третьего машина, разве раньше так было? Мы все говорим, что нет дорог. Но может они выделяются, а тут их воруют? Я не то чтобы за него, но просто он может не получает информацию настоящую? Может быть, ему просто не докладывают?
Мужчина: вспомним 1945 год. Один человек поднял страну за пять лет. Нам не хватает Сталина.
Модератор: хотим ли мы чтобы Путин ушел, или нет? Будет хуже или лучше с его уходом?
Мужчина: да, ежегодно ситуация только ухудшается, все встало, производства нет, сельское хозяйство развалено и уничтожено полностью. Говорят, налог уже на огороды ввели.
Татьяна: хуже всегда может быть. Тут пока неизвестно, как будет.
Мужчина: не от кандидатов все зависит, а от законодательства. Кандидат новый придет, а правящая верхушка старая останется. Ему не дадут работать.
Валерий: конечно, будет хуже. Если придет новый человек, он будет все менять, наверно. Мы привыкаем к одному, все бубним, но уже все привыкли. А потом наверно будет ломка какая-то. Мы стадо. И нам снова придется привыкать. К новому течению.
Галина: будет хуже.
Данил: двояко. Непонятно. Есть женщина губернатор, не помню в какой области, пришла к власти, снизила проезд в общественной транспорте, лишила всех чиновников дорогих автомобилей, на севере в Иркутске что ли… Но на нее уже пытаются там завести дело, под нее копают.

Модератор: Путин какой президент? Хороший или нет? Если сначала обсудим внутреннюю политику, как ее можем оценить?
Все: никакая, полный ноль.
Ирина: у меня вообще такое ощущение, что он не знает половины того, что творится в стране. Ему сообщают какую-то недостоверную информацию. и половины того не говорят объективно. Помните, он как-то к нам приезжал? Все вылизали, и провезли там, где вылизали, и ни шагу влево. А привезли бы его по тем местам, где у людей туалетов нет, слива, канализации, печки.
Валерий: он не уделяет ей внимание вообще. Во всех отраслях. Только обороне уделяет внимание. А медицина, образование, все хромает.
Татьяна: везде, куда ни сунься, везде все страдает. Или ему докладывают полную ерунду, и он верит.
Раиса: Во всем. У нас безработица, у нас плохая медицина, образование, везде беда. К нашим врачам ходить нельзя.
Оксана: я даже не знаю, как сказать, вроде бы он начинает вопросы поднимать, снижение ипотечной ставки, например, банкиры согласились, но только для новостроек, например, у нас в Гусе новостроек нет. Все не доработано. Как будто, вот я пытаюсь, но ничего не получается. Здравоохранение, у нас должна обстановка налаживаться, и у нас просто подтасовывают факты, раньше умирали от сердечно-сосудистых, но нам тут надо показатели поднять. Теперь мы просто заявляем, что тут ситуация выровнялась, показатели поднялись. Но зато появилось «внезапная смерть». То есть отсюда убрали, сюда добавили. Улучшили статистику, ничего не скажешь. Я не знаю, как сказать, я не руководитель, я повар. У него наверно помощи нет.
Раиса: потому что он не хочет никуда углубляться. И ничего знать не хочет. Поднимают налог на садовые участки, на наши огороды. А начиналось-то с чего? Про предпринимателей. А закончилось как всегда, простыми людьми, которые на этих огородах выживают.
Олег: я также думаю. Внутренняя политика полностью отсутствует.
Модератор: а что касательно внешней политике можем сказать, как ее оцениваем?
Мужчина: да как оцениваем, все он теперь прощает кому-то, какие-то долги… Почему? Лезет повсюду!
Мужчина: да, щедрый такой.
Валерий: в чем-то правильная. Мы не можем полностью отдать мировое господство Америке, мы тоже сильная страна. Он пытается.
Ирина: он списывает долги, как будто договаривается, миллиарды, а в свое стране ничего не делает. Лучшие врачи там едут куда-то за границу лечить детей чужих. А нам говорят, что у нас медицина бесплатная, а где у нас бесплатная медицина? А пойдите в аптеку, кстати. И попробуйте купить лекарства. это бесплатная медицина? я всем желаю здоровья, и ни дай бог кому-то в нашей стране чем-то серьезным заболеть. Это же облезешь просто. А наши лучшие специалисты уезжают. Мы растили ученых, врачей, а сейчас?

Модератор: Данил, что можете сказать про внешнюю политику?
Данил: а что говорить? Для них он хороший, для нас плохой. На нас внешняя политика отражается очень плохо. Получается, что мы платим из своего кармана за его внешнюю политику.
Татьяна: нам одно преподносят, а что на самом деле? Почему мы долги прощаем? Только и того, что у нас не бомбят, как на Украине. Но ведь его внешняя политика отражается на нас здесь. На внутренней. Потому что все взаимосвязано.
Раиса: а с другой стороны, так ведь он скоро доведет страну и до войны. Доиграется когда-нибудь с США. Он постоянно куда-то влезет. Настроит кучу стране против себя. И нас забомбят скоро. Так все и будет. Мы от нищеты помрем и еще и забомбят нас, на нас все огрызаются, с нами никто не дружит.
Александр: на 70% правильно, то, что помогает Сирии, я думаю, он просто ищет союзников, в случае всего. А что не правильно, то что это делается из нашего кармана.
Женщина: наша внешняя политика больше похожа на шантаж. Как начинает кто-то против нас бузить, мы им долг прощаем. Он откупается от конфликтов, сразу миру, труд, май. Раньше мы были государством со стержнем, нас боялись не потому, что мы им долги прощаем. А потому что мы были сильное, единое государство. А сейчас мы все разрозненные. У нас расколото общество, мы соседа боимся. Нет объединения. Все ссоры из-за чего? Из-за нехватки питания и денег. Мы все зависим от денег.
Модератор: а сейчас страна не сплоченная?
Все: нет. Каждый за себя.
Мужчина: идеологии нет. Нас лишили всего. Народ без веры в будущее – слабый народ.
Женщина: да, все живут как, день прожил и слава богу. Если раньше двери все время были открыты, чем богаты, тем и рады, это от людей зависит. Но сейчас уже все не так. Все нищие. Внутри страны кончились средства. Нельзя шантажистам платить.
Ирина: у нас все есть, мы не должны зависеть ни от кого, мы совершенно автономны. Мы можем ни от кого и не зависеть.
Мужчина: Но если мы будет сами, мы поднимемся. Не надо ни от кого зависеть. У нас на юге земли, где что кинешь, там и вырастет. Но все пустует. А зачем, правильно? Нам же легче купить! За границей.
Ирина: фермерам не дают развиваться. Их вогнали долги, они технику продавали, чтобы долги отдать. Колхозы надо восстановить. Нет единой политики.
Женщина: Китайцев пустили, отходы вывозят к нам, наш Байкал, вводу вывозят китайцы. У нас все загрязнили.
Модератор: есть мнение, что кризис и дальше будет усугубляться, и Россия как государство, потеряет свои границы, они изменятся. И страна в таком виде перестанет существовать. Возможен ли этот сценарий?
Мужчина: а ведь этого и добиваются. Разъединения нашего, кто? Высшие силы. Это внешняя политика.
Модератор: Как могут измениться границы?
Женщина: а как СССР распался, так и здесь. Или вот возьмем дальний восток, там китайцы уже потихоньку, тут кусочек, там кусочек… пошло и поехало.
Татьяна: это с внешней политикой может быть связано. Взять, например, Украину. Была страна, ее разъединили.
Модератор: а с Россией это возможно?
Мужчина: конечно, возможно.
Олег: а я думаю, что нет. Народ не даст?
Женщина: какой народ?
Олег: ну все равно же есть патриоты какие-то.
Мужчина: терпение у народа лопнет, и встанут люди.
Мужчина: а вот тебе завтра скажут, иди воюй, ты пойдешь воевать? Нет! За кого пойдешь?
Мужчина: за семью.
Все одновременно.
Мужчина: у нас в России три проблемы. Налоги, сами люди лентяи и наглость власти. Раньше у кого здесь огороды были? Вы занимаетесь ими?
Женщина: да у всех.
Модератор: Галина, вы как думаете?
Галина: если будет внешнее воздействие, то вполне может быть.
Женщина: нет, здесь единственно может быть какое, может отделится Чечня и Дагестан.
Мужчина: э нет, они никогда не отделятся. Эти как пиявки. Чтобы их кормили и одевали.
Олег: да нет, ничего такого не случится, думаю, она сохранит все границы, как сейчас. Народ не даст.
Все одновременно.
Женщина: нас будут использовать как полигон. Отходы ссылать, ненужных людей. Россия будет, но она уже будет гнойной ямой. Остров ненужных людей. Все мозги уплыли, разработки уплыли. Вместо того, чтобы Россия была сильной державой, что из нас делают? Нас ведь всегда боялись. А сейчас мы стали отхожим местом.
Раиса: не думаю. Все останется как есть.
Модератор: Александр сказал вот только что о возможной революции. Александр, что вы имели ввиду, в каком формате это возможно?
Александр: людям надоели обещания. Люди просто встанут. До этого все идет.
Женщина: если появится человек на подобие Ленина, или кто-то идейный, то революция будет. Если такого человека не появится, мы так и будем сидеть на заднице ровно. Среди людей он должен появиться своих же. Оппозиционер.
Мужчина: а Навальный?
Мужчина: Навальный это не оппозиционер, это проститутка. Он не лидер.
Женщина: нет, народ боится. Никто никуда сейчас не пойдет.
Мужчина: постойте, вот у меня в каждом регионе сослуживцы живут, с кем-то списываешься, созваниваешься. В больших городах время от времени начинаются акции протеста проходить. Но если такое случается, тут же сгоняют военный, мусоров и всех разгоняют. Вот вы хоть раз по ТВ слышали об акциях протеста? Нет, правильно. Потому что эту информацию умалчивают. Намеренно. Потому что боятся народного бунта. Потому что если по ТВ услышат люди, что здесь встали, тут встали, то и во всех городах встанут.
Модератор: но есть же интернет.
Данил: а интернет блокируют. Все блокируют. Не дай бог какая-то такая информация, сразу сайты все блокируют. Но революция все равно возможно, так могут подавлять на местах, но до конца всех не задавят. В конце концов прорвет. Это выльется.
Мужчина: ну это как большой завод, один поднимется, второй поднимется, а третий скажет – нет, меня посадят, не пойду, ну его…
Модератор: а что должно случиться в стране в конце концов, чтобы люди — вот так вот поднялись?
Данил: должна быть последняя капля терпения. Еще один какой-нибудь закон примут, и начнется. Сейчас вот котельные хотят отдать в частные руки.
Модератор: ну вот пенсионный закон принимали, многие были против, так ведь?
Данил: да, но все смотрели футбол. Всем было не до этого. Все Чиполино читали? Отвлекающий маневр. Надо дать народу хлеба и зрелищ, а в это время принимать нужные власти реформы.
Галина: терпение у людей может закончится вполне. Революция возможна. Почему нет?
Олег: не дадут сейчас, ничего не будет. Сразу штрафы, посадят.
Мужчина: всех не посадят. А вот было такое, в каком-то городе, командир спецназа не отдал приказ своим разгонять митинг. Так вот его сразу там…и кстати, не стали разгонять ведь, их потом спрашивали, а они отвечали, кого разгонять? Там моя мать, моя сестра. Они за свои права стоят, им жить не на что.
Мужчина: может, может это случиться.
Оксана: я думаю, что нет… на точке кипения будет выдана подачка, народу кинут, как кость. И все будет по-старому, мы опять будем кипеть, а нам снова косточку бросят. Сейчас у нас была проблема с пенсионерами, неимущими родителями. Ипотеки, законы, да? Вот это висит в воздухе. На точке кипения какую-то из этих косточек нам кинут.
Мужчина: не получится народу всегда рот затыкать.
Оксана: не волнуйся, получится.
Модератор: Валерий, а вы как думаете?
Валерий: нет, не будет никакой революции. У каждого свое, есть что терять, вот в чем вопрос. Поднимешься, и потеряешь оставшееся. Вот люди и боятся.
Татьяна: да, я тоже думаю, что вряд ли это сейчас возможно. Все боятся за себя. И нет идеи никакой. Вес разрознены. Как революция начинать? Когда дойдет до кипения, власть что-то придумает.
Оксана: и как бы не говорили, что мы сейчас плохо живем, мы живем лучше, чем до революции и в революцию. Нам есть чего терять всем. У всех есть что-то. Будем бубнить, будем ходить. Будем ругать власть. Но подняться – не поднимемся.
Модератор: Предположим, что закон менять не будут. Путин уйдет с должности Президента в 2024 г. Мы хотим этого или нет? Что будет дальше?
Женщина: а ничего не будет. Все так и будет.
Мужчина: сначала будет год неизвестности.
Женщина: новый руководитель будет идти теми же курсами, что и сейчас. Он будет бояться что-либо делать. резких изменений никаких точно не будет.
Галина: а потом никакому левому человеку и не дадут эту власть. Все равно будет сподвижник Путина. Из той же структуры. Это однозначно. Другому просто не дадут. Не дадут влезть в то, что уже наработано.
Мужчина: Никакого нового президента России не будет, а будет предыдущий.
Женщина: ну может немного поменяют окружение, если ему вообще дадут поменять, а может и специально это сделают, для какой-то видимости изменений. А потом начнут потихоньку загребать деньги. а мы будем также скулить.
Женщина: а налоги еще и поднимут в три раза.
Мужчина: ну а сейчас же вам уже предложили на пенсию себе откладывать. Вот и думайте.

Модератор: Какими главными качествами должен обладать новый президент? Какие главные решения он должен принять? Вот если все-таки придет новый человек?
Мужчина: конституцию менять. Законы.
Раиса: надо половину депутатов убрать для начала, и зарплаты им сократить. Всех разогнать. И надо, чтобы у них зарплата была обычная. Совершенно обычная, как у всех людей. у них зарплаты по 800 тыс., ну куда это годится, такой разрыв? А если бы он 40 получал, он бы начал шевелить мозгами как такие законы делать, чтобы ему этих денег хватало, чтобы прожить в этой стране. А так конечно, плевать им. У них-то все хорошо.
Ирина: ну, во-первых, он должен посмотреть, что пора уже развязать руки тем же аграриям, сельское хозяйство наше, чтобы восстанавливали фермы, поля. Чтобы у нас было свое мясо, и прочее. Если поедешь по району, все разрушено, поля пустуют, налоги платить им нечем. Все загнивает. Наш колхоз ведь когда-то процветал. Мы себя обеспечивали, нам не надо было за границей покупать. И на это не год и не два надо, они же их налогами задушили. Даже возьмем фонд зарплаты, у каждого работника берут 13%, а с общего фонда предприятия, 43%, то есть ну куда? Налоговое законодательство надо менять. Заводы надо восстанавливать, у нас были на заводе лучшие художники, он мировую известность имел.
Мужчина: а кварцевый завод…у нас самогонные аппараты из кварца делали. Умельцы такие.
Женщина: потом, медицина. Ну не должно быть так, что тебя врач посмотрел, а на лекарства ты ползарплаты потратишь. Образование, убрать это дебильное ЕГЭ, это для умственно отсталых детей, которые не могут сформулировать свои мысли. Я своими детьми занимаюсь, я знаю.
Оксана: раньше школы всех учили, сейчас школам все равно.
Мужчина: создать рабочие места, это первое. Надо предприятия восстанавливать.
Оксана: и еще, надо органы законодательные такие выстраивать, чтобы мы могли жаловаться куда надо, и получить реальную помощь. А не идти к Путину на поклон, просить. Обращаться. Все должно решаться ведь на месте. Тогда все будет четко. Невозможно, чтобы все пытались достучаться до одного человека. А местные власти ничего не делают.
Галина: рабочие места, в первую очередь.
Данил: восстановить все старое, что было развалено за 25 лет.

Модератор: Какой бы мы хотели видеть нашу страну? (позитивный образ будущего). Это реально или нет? В какие сроки?
Мужчина: наша страна должна быть сильная и красивая.
Татьяна: сплочённая. Мы все вышли из СССР, вот хочется сравнить. Мы ходили в школу, у нас было будущее, мы все были равны. А сейчас сплошное разобщение. Равенство людей было. Справедливость какая-то. Стержень был в стране. Нас уважали. Мы могли показать, на что мы способны.
Женщина: держава, сильная, могущественная.
Валерий: сильна и сплоченная.
Ирина: это страна наша до того, как ее развалили. Это единая форм в школах, это равенство, и еще в идеале, пусть не октябрята, комсомольцы, но это все равно должны быть какие-то организации для детей, подростков, которые бы объединяли всех, идейно. И детей надо занимать, у нас они предоставлены сами себе. У детей между собой нет общение, они деградируют. Спорт должен быть, и прочее. Все должно быть доступным для такого простого человека, как мы. А у нас спорткомплекс строится уже лет 30. Под Ковровым есть ПГТ Мелихово. Там три ФОКа. А у нас нет ничего.
Мужчина: нам бассейн сколько обещали, и не будет ничего.
Александр: сплочённость, чтобы все работали, помогали друг другу. И стабильность.
Оксана: было у нас 15 республик, мы жили в своем мире. И это и нужно, наше сильное государство. Когда у тебя свое государство сильное, внутри, тебе ничего не страшно, на тебя никто не гавкнет, не запугает. Если наладить внутреннюю политику, внешнюю не надо будет налаживать, все будет хорошо. Мы очень щедрая страна. Мы россияне, мы голые будем и последнюю рубашку отдадим. А эти прощание долгов разным странам, это напрасный труд, эти подачки. Надо внутри быть сильными.
Модератор: благодарю всех, что приняли участие в нашей дискуссии сегодня.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded