February 14th, 2021

КАК «ЭТО» БЫВАЕТ… (3)




«…Во всех цехах митинги прошли с большим подъемом, и все кричали о расстреле этих гадов. Когда рабочие слушали читку по радио, то у них вырывались крики проклятия этим мерзавцам и требования расстрела».
Из отчета секретаря парткома фабрики «Красный Октябрь» 1937 г.


«Психотерапевты играли роль полицейских, а полицейские занимались психотерапией. И те и другие оказались вовлечены в сложносочиненный поиск скрытых врагов и утраченной памяти. Количество врагов и воспоминаний росло в прямой пропорции к затраченным усилиям. Один из пионеров археологии насилия, психиатр Лоуренс Паздер, утверждал, что сексуальные хищники создали тайное общество “нормальных с виду” чудовищ, которые проникли во все сферы общества под личиной “врачей, священнослужителей и представителей самых разных профессий”.
Согласно социологическому опросу 1991 года, около 50 % социальных работников в Калифорнии считали, “что сатанинское ритуальное насилие является результатом общенационального заговора хищников и детоубийц, многие из которых пользуются авторитетом в обществе и ведут нормальный с виду образ жизни. Большинство опрошенных полагает, что жертвы актов экстремального насилия склонны вытеснять память о них”.
Согласно теории, на которой основывались обвинения, “вытеснению” (репрессии) подлежали не запретные желания, а реальные акты насилия. Память вытеснялась немедленно вслед за событиями; терапия заключалась в “восстановлении памяти” во имя исцеления жертвы и наказания виновных. Признания добывались и толковались психотерапевтами, не связанными правилами проверки и подтверждения.
Помощник шерифа Пол Ингрэм был пятидесятником, привыкшим “говорить на языках”, и полицейским, обученным теории “вытесненной памяти”. После нескольких часов допроса он сказал следователям: “Я верю, что они говорят правду и что я их насиловал на протяжении длительного времени, а потом вытеснил память об этом”. Три дня спустя он попросил пастора Джона Братуна из Церкви Живой Воды изгнать вселившегося в него дьявола. Совместные усилия следователя и заклинателя принесли немедленный результат. И тот и другой были практикующими психотерапевтами.
“Ингрэм стал вспоминать людей в плащах, стоящих на коленях вокруг костра. Ему показалось, что он видит труп. Слева от него стоял кто-то в красном плаще и не то в платке, не то в шлеме. ‘Наверное, дьявол’, – предположил он. Люди стенали и причитали. Ингрэм вспомнил, как он стоял на какой-то платформе и смотрел на огонь. Кто-то дал ему большой нож и велел принести в жертву живого черного кота. Он вырезал бьющееся сердце и поднял его над головой на острие ножа”.
Другим источником признаний был шантаж обвиняемых, известный как “сделка со следствием”. Двадцатипятилетней Джине Миллер, проходившей в качестве второстепенной обвиняемой на одном из процессов в округе Керн, предложили юридический иммунитет, новую идентичность, финансовую помощь и опеку над ее четырьмя детьми в обмен на признание факта участия в сатанинском сексуальном насилии и согласие дать показания против других подсудимых. Она отказалась, ссылаясь на свою невиновность, и получила 405 лет тюремного заключения – больше, чем предполагаемые “вожди культа”.
Во фрейдистской судебной системе отрицание вины являлось ее доказательством и симптомом (не актом самозащиты, а “защитным механизмом”).
7 июля 1995 года, после девяти лет тюремного заключения за сексуальное насилие в детском саду, где он работал сменщиком дворника, Томас Макикин написал письмо журналисту Марку Пендерграсту: “Я один из тех, кого ни за что посадили. С 1992 года у меня было три слушания о досрочном освобождении, и все три раза мне отказали, потому что я не окончил курсы для сексуальных преступников. А когда я их окончил, психолог сказал, что не может рекомендовать меня к досрочному освобождению, потому что я настаиваю на своей невиновности, а значит, нахожусь на стадии отрицания”.
Когда дело Пола Ингрэма начало рушиться под тяжестью босхианских деталей, которыми он снабжал следствие, суд пригласил специалиста по “культам” Ричарда Офши из Калифорнийского университета в Беркли. Тот заключил, что воспоминания Ингрэма не могут быть подлинными, и посоветовал ему отозвать признание. После двух месяцев раздумий (он вел специальный дневник, в котором классифицировал воспоминания по степени надежности) Ингрэм написал в Библии “умер для себя” и подал заявление об отмене признания. Ему ответили отказом. Перед оглашением приговора он сказал: “Я стою перед вами и перед Богом. Я никогда не насиловал своих дочерей. Я не виновен в этих преступлениях”. Он был приговорен к двадцати годам тюремного заключения и отсидел пятнадцать».



Ю.Л. Слёзкин «Дом Правительства. Сага о русской революции». М. АСТ. Corpus. 2019. С. 637-638.

Реквием по импичменту.




Последний день второго импичмента Дональда Трампа чуть не превратился в сериал.

Накануне демократам подробно объяснили, что процесс в Сенате – это суд, а следствие должно было быть проведено до суда, в Палате Представителей. Поэтому сторона обвинения должна использовать в суде только те факты, которые обнаружены следствием. Но какое могло быть следствие, если весь процесс импичмента в Палате Представителей занял всего пару часов? Поспешили демократы, поспешили… И приняли решение – ошибку исправить на следующий же день.
Collapse )

Специалисты по свастике, откликнитесь!

Написала мне Галина Филиппова: Антон, здравия вам! Хочу поделиться с вами своими размышлениями, может быть с точки зрения физики они будут вам интересны, и хочу узнать ваше мнение. Вот читала ваши статьи про свастику (вращающийся крест) и думаю, что вы правы в своей мысли, что этот знак есть графическое изображение фотона, обладающего собственным моментом вращения. Есть ведь древнее представление, что мы — дети Солнца. Есть исследования А.Чижевского о том, что Солнце продуцирует сознание. Так же есть исследование-диссертация Кутенкова Павла Ивановича "Ярга-свастика — знак русской народной культуры", где упоминается, что народоведы 19 века считали свастику на узорах одежды маркером русских народов. 

Collapse )

Загадка смерти полицейского Сикника.



Во вторник в сенате США начался суд над бывшим президентом Дональдом Трампом, который закончится его оправданием. Поскольку результат ясен заранее, главный обвинитель, мэрилендский конгрессмен-демократ Джейми Раскин, искусственно подогревал интерес публики к своему зрелищному мероприятию, показав ей в первый день 13-минутный клип, изображавший, как колоритная толпа трампистов вламывается в Капитолий и хулиганит внутри здания.
Collapse )