April 7th, 2019

ПНХ

повесть о шоколадном говне

я могу сказать, что еще до того, как Порошенко был избран на своей первый срок и последний срок, видимо, так получилось, что мы довольно долго встречались в том смысле, что у нас было довольно долгий разговор. 

Я не буду его все-таки пересказывать, потому что он был достаточно конфиденциальный, но, поскольку это было 4 с лишним года назад, я думаю, что срок давности истек. 

Так получилось, что я ехала с ним в машине до Винницы. И я помню свое потрясающее ощущение, потому что мы говорили три часа, и он за это время не сказал ни одного слова правды.

Вот я этого человека спрашиваю, условно говоря: «Скажите, а о чем вы в Вене разговаривали с Фирташом?» Он тогда с Фирташом встречался в Вене. 

Он говорит: «Вот я совершенно случайно приезжаю в гостиницу, в которой был Фирташ, совершенно случайно выхожу из номера в этот момент и случайно натыкаюсь на Фирташа». И всё это было в таком роде. То есть, всё это было ужасно неприятно.

шевченко

жидо-пидарасы распоясались....

Мы не живем в эпоху свободы слова, а в эпоху преследования и затыкания ртов. Либеральная инквизиция не отдыхает ни минуты.

Историк Мартин Ван Креплед написал книгу, не понравившуюся феминисткам, и был уволен из двух университетов.
«Я понял, что Фрейд ошибался», — написал он. — «Самый сильный человеческий инстинкт – не сексуальный, а желание заткнуть другим рты».